Взятие Хотинской крепости в 1769 г. российскими войсками во время российско-турецкой войны 1768-1774 гг.

Игорь ДАНИЛОВ
Каменец-Подольский.

 

Город Хотин, но прежде всего его фортификация, оставили довольно заметный след в евроазиатской истории. Возведенный на правом берегу р. Днестр приблизительно в 25 км.юго-восточнее Каменца-Подольского, Хотин представлял из себя небольшой населенный пункт, однако здесь неоднократно сталкивались геополитические интересы целого ряда европейских стран, выяснявших отношения как между собой так и между Европой и Азией, олицетворяемой Османской империей.

В эпоху польско-турецких войн XV-XVII вв. здесь происходили постоянные конфликты, приводящие к прямому вооруженному столкновению противоборствующих сторон – от мелких стычек до масштабных противостояний исчисляемых сотнями тысяч воюющих с обеих сторон.  Можно вспомнить хотя бы Хотинскую войну 1621 года. Османская армада под предводительством Османа II с одной, и польско-литовско-казацкое войско (королевич Владислав, гетманы Ходкевич и Сагайдачный) с другой.

В 1672 г. Хотин стал для Османской империи трамплином, позволившим взять Каменец-Подольский и овладеть всем Подольем. Но в ноябре 1673 года, стараясь взять реванш за падение Каменца, польский гетман Ян Собеский разгромил под Хотином турецкую армию, нанеся ей страшное поражение. Турция потеряла до 20 тыс. солдат убитыми в бою. Кроме того, источники утверждают, что ок. 6 тысяч турок утонули в днестровских водах, спасаясь бегством на левый берег. Победители в качестве трофеев получили 66 знамен и 120 пушек.  Громкая победа вознесла гетмана Собеского на польский трон под именем Яна III. Правда, очень скоро ослабленная Польша вынужденно возвратила Хотин туркам,  не в состоянии его удерживать.

В 1699 г. потеряв Подолье, Османская империя отступила на правый берег Днестра и закрепилась в правобережных крепостях в т. ч. и в Хотине.  С 1713 г. Хотинщина стала непосредственной территорией Османской империи под названием Хотинская райя (райят) – территорией, отнятой у вассального правителя и напрямую подчиненной османской администрации. Как правило, такие территории привязывались к крепостям, которые становились резиденциями администрации.

Несмотря на то, что Хотин продолжал сохранять значение важнейшей пограничной крепости, в начале XVIII его укрепления, представленные средневековым замком и вспомогательной земляной фортификацией, выглядели довольно архаично и оставляли желать много лучшего. Учитывая невозможность и нецелесообразность модернизации старых укреплений, турки с помощью французских инженеров, начали строительство новой крепости, которое в целом завершилось к 1718 г.

Неизвестно почему, но французы при строительстве турецкого оборонительного комплекса не стали применять самые современные формы и технологии, господствовавшие в то время в европейской военно-инженерной науке. Они ограничились возведением морально устаревшей фортификационной системы, очень похожей на итальянскую сер. XVI. Хотинская крепость получила  высокие эскарповые стены, облицованные камнем, низкие валганги, длинные куртины и относительно небольшие многоугольные бастионы.

Тем не менее, в начале XVIII ст. Хотин представлял из себя достаточно масштабный укрепленный лагерь, способный вместить под прикрытием стен не только гарнизонную команду, но и несколько десятков тысяч полевых войск. Линия обороны средневековой цитадели была отодвинута довольно значительно в тыл.

Вместе с тем, тактические усовершенствования Хотина не содействовали стратегическому усилению крепости. Прижатая к реке и к самой границе с соседней, хоть и нейтральной с XVIII в. Польши, она ограничивала маневренность гарнизона и полевых сил, легко подвергалась блокаде со стороны противника. Естественно, что на боеспособность гарнизона накладывали отпечаток и общий экономический упадок в Османской империи.

Именно поэтому, несмотря на новые укрепления, в ходе российско-турецких войн XVIII в. Хотинская крепость неоднократно завоевывалась войсками Российской и однажды союзной ей – Австрийской  империй. В битвах под Хотином отличились и регулярные подразделения, сформированные из жителей Украины – Черниговские пехотный и казачий полки, Стародубский, Сумский…

Впервые Хотин был взят российскими войсками Б.Х. Миниха 19 сентября 1739 г. после победоносной битвы под Ставучанами (Ставчанами). Комендант турецкого гарнизона без боя сдал крепость, вручив Миниху ключи от города. Правда, уже 29 сентября 1739 г. согласно Белградскому мирному договору, оставив за собой Азов, но снеся вокруг него все укрепления и не решив задачу выхода к Черному морю, Россия обязалась вернуть Хотин обратно Турции.

Знаковое для России событие зафиксировано Г. Ломоносовым в посвященной императрице Анне Иоанновне  оде «На взятие Хотина». Во время взятия крепости в российский плен попал начальник Хотинской райи и комендант крепости Илиас Колчак-паша. Вывезенный в Россию вместе с сыном Мехмет-беем Илиас, серб по происхождению, после плена отказался возвращаться в Османскую империю, где его ждала безусловная казнь за сданный Хотин. Он поступил на службу к старому знакомому – польскому магнату Иосифу Потоцкому и умер в Житомире в 1743 г. Несколько позже потомки Илиаса-паши приняли российское подданство, основав, таким образом, род российских Колчаков, которые дали истории яркую фигуру Александра Васильевича Колчака. В 1769 г., в ходе очередной российско-турецкой войны 1768-1774 гг., российской армии снова пришлось штурмовать Хотин.

Поводом к войне, кроме желания доминировать на Черном море, стала и активная борьба двух империй

русско-тур война 1768-74_цв_4.jpg.gif

Русско-турецкая война 1768-74 гг.

(Екатерина ІІ (1762-1796 гг.) – Мустафа ІІІ (1757-1774гг.), за влияние на крайне ослабевшую Речь Посполитую.

Обеспокоенная усилениям позиций России в Речи Посполитой, где в 1764 г. не без российского влияния королем был избран Станислав-Август Понятовский, Турция в 1768 г. ультимативно начала требовать от России вывести из Польши свои войска, действующие против сил Барской конфедерации. Россия в резкой форме отклонила ультимативные требования. Этот российский демарш привел к тому, что 25 сентября (6 октября) Османская империя, поддержанная Австрией и Францией, немедленно объявила России войну. Правда, до конца года активные военные действия не решились начинать ни одна, ни другая стороны.

Голицын

Только в апреле следующего, 1769,  года главные российские силы 1-й армии под командованием генерал-аншефа А. М. Голицына выступили, чтобы овладеть одной из главных приднестровских крепостей Турции – Хотином.

   Со временем отмечали, что назначение Голицына командующим армией было далеко не лучшим выбором. Князь хоть и получил неплохое военное образование и определенный боевой опыт в австрийском войске но, длительное время выполняя военно-дипломатические миссии, не имел богатого самостоятельного полководческого опыта, поэтому отличался некоторой нерешительностью в решающие моменты операции.

Прежде всего, с приходом весны, 65-ти тысячная  армия князя Голицына выступила из Киева по территории Речи Посполитой в направлении: Белая Церковь – Меджибож. Прежде всего, войска устроили  ряд опорных пунктов на Подолье и в городке Фокшаны. Создав надежное тыловое прикрытие, 15 апреля  армия, общей численностью в 45 тысяч солдат, преодолела  Днестр близ левобережного городка Калюс (сегодня Новоушицкий р-н Хмельницкой области) и форсированным маршем через Романковцы – Новоселицу (Сокирянский и Кельменецкий р-ны сегодняшней Черновицкой области) устремилась к Хотину.  Взятие крепости являлось одним из пунктов стратегического плана России на пути утверждения своей власти в Причерноморье.

В это время вторая российская армия под командованием генерала П.А. Румянцева численностью в 35 тысяч обеспечивала прикрытие главных сил с юга, сковывая чамбулы крымских татар между Днепром и Доном. В то же время Балтийский флот России вошел в воды Средиземного моря для блокады Дарданелл и поддержки национально-освободительного движения в Греции.

Российская разведка, опираясь на несколько устаревшие данные, не сумела  правильно оценить силы противника и позволила командующему надеяться, что Хотин удастся взять минимальными силами прямо с марша. Поэтому князь Голицын выступил под стены крепости с 30-ю полками пехоты, 2-мя полками кирасир, 6-ю полками карабинеров, 3-мя полками гусар и 9-ю тысячами казаков. Артиллерийское обеспечение армии опиралось на 110 полевых пушек. Инженерное  обеспечение армии было возложено на инженерный корпус под командованием 1 генерал-майора, 12-ти штаб- и обер-офицеров.

Действительно,  сравнительно незначительные силы гарнизона Хотинской крепости, которые находились там в начале года и которые возглавлял губернатор Румелии Магомет-паша (Магомет-Эмин), не могли бы оказать серьезного сопротивления армии Голицына. Однако, к моменту его прибытия к Хотину, сюда  успел подойти и подготовиться к обороне более чем 20-тысячный корпус Хусейн-паши (Хаджи Четеджи Эген Хусейн-паши). Еще 40 тысяч турецких воинов стали близ Хотина полевым лагерем. Для Голицына эти силы оказались абсолютной неожиданностью.

Несмотря на это, 18 апреля российская армия, заблокировав 20-тысячный гарнизон в стенах крепости,  начала подготовку к ее штурму, одновременно развернув фронт и против турецкого полевого лагеря. После короткой рекогносцировки и непродолжительных раздумий,  Голицын избрал главным объектом атаки именно турецкий полевой лагерь. По замыслу князя его войска должны были навязать противнику свою тактику, смять и заставить его искать спасения в крепости. Князь надеялся ворваться в нее на плечах отступающих, либо, блокировав турок, вынудить их к капитуляции. Именно поэтому он приказал практически сходу, без существенной перегруппировки, атаковать турецкие укрепления, оттесняя врага в сторону крепости.

Но, разгадав замысел россиян, турки организованно отошли не к крепости, а в противоположном направлении – на город Бендеры. Правда, часть полевых турецких сил, отрезанная от основной массы, под натиском россиян все же отошла к крепости, но сделала она это достаточно организованно. Более того, турки постарались связать российские войска проблемой гражданского населения. Они подожгли хотинское предместье и изгнали оттуда его жителей. Спасаясь и от смерти, и от грабежей, последние бросились к российским позициям,  вызвав там серьезную сумятицу.

Поскольку создать панику в рядах османской армии не получилось, замысел Голицына на быстрый разгром турок остался нереализованным. Полевые войска уклонились от стычки, а крепостной гарнизон оказался более сильным, чем ожидалось. Вместе с тем, гарнизонные части Хотина, которые находились под защитой крепостных стен, не выказывали ни малейшей готовности к полевому сражению. Это заставило российские войска приступить к осаде укрепления, надеясь блокадой,  штурмом и голодом принудить гарнизон к капитуляции. Вскоре  по данным разведки и из показаний плененных стало понятно, что запас сил и средств, которые имела крепость, исключали возможность ее быстрой капитуляции. Следовало учитывать и наличие значительных турецких сил, которые угрожали тылам российской армии, стараясь деблокировать хотинский гарнизон. Одно из таких турецких кавалерийских подразделений, напав на российский обоз, не только причинило ему значительный вред, но и полностью вырубило жителей хотинского предместья, нашедших там приют. Хоть турки здесь же и сами были разбиты российским войском, стало понятно, что продолжение осады Хотина становилось все более проблемным.

Исходя из сложившейся ситуации, взвесив собственные возможности и  учитывая отсутствие осадной артиллерии, 24 апреля армия Голицына сняла осаду, навела понтонную переправу и отошла за Днестр. Турки поспешили объявить себя победителями, присвоив Хусейн-паше титул «спасителя Хотина».

Несмотря на это, турецкая сторона не была окончательно уверена в том, что Россия полностью отказалась от идеи взятия Хотинской крепости. Туркам было понятно, что отход 1-й армии Голицына за Днестр не снял остроту „хотинской проблемы”, а лишь отодвинул ее на короткое время.

Время подтвердило правильность решения Голицына, поскольку вскоре стало известно, что в Молдавию прибыла 200-тысячная турецкая армия, которая по предварительному замыслу должна была разбить 2-ю армию Румянцева. Однако, взвесив ситуацию, турецкое командование решило главное внимание обратить на обеспечение безопасности своего северного фланга. Поэтому основные  турецкие силы, сковывая маневр Румянцева, сосредоточились в Бендерах, а на выручку Хотину было направлено 60-ти тысячный корпус под командованием Молдаванджи Али-паши, бывшего начальника службы приусадебных участков. Главнокомандующим новой армией, которая получила приказ на дислокацию под Хотином  было назначено губернатора Румелии Магомет-пашу. На помощь ему было приказано выступить крымскому хану Давлет-Гирею IV, который подошел сюда с 40 тысячным войском.

Получив сведения о планах противника, князь Голицын решил сработать на упреждение и захватить Хотин к приходу подкрепления. В конце июня  он тайно снял полевой лагерь и снова выступил в направлении Днестра. На этот раз переправа российских войск была устроена западнее Хотина. По предположению  князя, гарнизон Хотина не должен был ожидать его появления со стороны Черновиц,  а поэтому мог сработать фактор неожиданности. В противном случае арьергардные части его армии должны были бы сдерживать турецкое подкрепление,  в то время как авангард начнет штурм крепости.

Поскольку турки оставались начеку, и их разведка отслеживала маневры российской армии,   неожиданный захват крепости был исключен по определению. Более того, 1-я армия вынуждена была пробиваться  к Хотину, преодолевая неоднократные нападения турок уже на марше.

Однако, 2-го июля Голицын все же появился под крепостными стенами на правом берегу Днестра и приступил ко второму этапу взятия крепости. В это же время на днестровском левобережье к блокаде Хотина  приступил корпус генерала Ранненкампфа в составе Ингерманландского и Тобольского полков карабинеров, Копорского, Кабардинского, Московского и Ингерманландского пехотных полков. По замыслу Голицына, крепость должна была подвергнуться концентрированному штурму,  как с турецкого, так и с польского берегов Днестра. Убедившись в силе крепости, князь больше не надеялся на легкую победу, понимая, что Хотин требует серьезной и напряженной осады.

Построенный на правом берегу Днестра средневековый каменный замок в начале XVIII был обнесен новой полигональной крепостью с 6 артиллерийскими бастионами для крупнокалиберной артиллерии. Куртина назначалась для ружейного и среднекалиберного артиллерийского огня. Со стороны поля она окружалась широким и глубоким эскарповым рвом. Пор контрэскарпу проходила просторная палисадированная прикрытая дорога, обеспеченная легкими пушками на маневренных лафетах. С предпольем крепость соединялась 4-мя воротами и несколькими сортиями. Для предотвращения неприятных неожиданностей на направлении наиболее вероятного подкопа в предполье было заложено 17 минных галерей. Крепость имела достаточно большой продовольственный и боевой запас. Здесь находилось 171 артиллерийское орудие, калибром от 1 до 180 фунтов,  и 23 мортиры, калибром  от 30 до 320 фунтов.

1378921805_2

Осада Хотина 1769 г.

Форштадт было также окружено приспособленным к обороне палисадом, который упирался флангами в крепостные стены. Перед его западным и южным флангами проходил большой земляной вал, возведенный перед самым прибытием к Хотину российской армии. Однако в целом крепость была слабо приспособлена к продолжительной обороне. Главным недостатком было то,  что  ее изгородь, и внутренний двор находились  намного ниже окружающей местности. Турки не смогли, или не успели осуществить инженерное или огневое обеспечения, которые бы нивелировали эту проблему. С учетом уровня артиллерии середины 18 ст. это действительно ставило крепость в очень невыгодное положение. Не имея сильных полевых позиций и опираясь лишь на крепостной лагерь, турки загоняли себя в тупик.  Ограниченная стенами пусть даже и достаточно сильная армия лишалась маневра. Кроме того, большая армии быстро рождала и  продовольственную проблему.

Следует заметить, что много не всегда сильно. Большая численность турецкой армии была обусловлена включением в ее состава значительного количества нерегулярных частей: конного феодального ополчения – сипахов, и иррегулярной кавалерии – акинджи. Собственно,  и сами регулярные подразделения янычар в 18 ст. были уже гораздо более низкого качества относительно своих предшественников 15-17 ст. Недисциплинированность и несогласование действий были хронической проблемой турецкого войска 18 ст.

Поскольку главный театр военных действий находился на правом берегу Днестра, здесь расположились основные силы российских войск, блокировавшие  крепость. 3-4 июля российская пехота в количестве 6 полков при 60 пушках выстроила на возвышенном плато четырехугольный лагерь, защищенный со всех сторон 9 редутами. Фланги лагеря были прикрыты кавалерией, которая своими флангами упиралась в берега реки. В несколько рядов вокруг лагеря были возведены отдельные люнеты, реданы и волчьи ямы.

На левом берегу отряд Ранненкампфа обеспечил свой лагерь по фронту 4 реданами, а тыл 4 редутами. Поскольку ему почти ничего не угрожало, земляные работы тут велись медленнее и закончились лишь к 18 июля. Правда, уже 3 июля на обоих берегах были насыпаны артиллерийские батареи, которые немедленно приступили к контрбатарейной борьбе с крепостной артиллерией. Однако, как и ожидалось, полевая артиллерия Голицына оказалась малопригодной для брешбатарейной борьбы против толстых крепостных стен и не могла на равных конкурировать с тяжелой артиллерией крепости. Приходилось полагаться на осаду, блокаду и минно-сапные работы, проводимые инженерной службой.

На первом этапе обстоятельства складывались довольно благоприятно для осаждающих. Во время штурма укреплений в крепости погиб опытный воин Хусейн-паша, а знание и умение великого визиря Нишанджи-Эмин-паши оказались явно недостаточными для организации эффективной обороны. Ситуация приобретала для турок критический характер. Но, увлекшись штурмом, Голицын не уделил надлежащего внимания боевому охранению дорог со стороны Ясс и Бендер.

Григорий Потемкин

Григорий Потемкин

Кстати, в это время под Хотином достаточно ярко проявил себя Григорий Потемкин. В 1768 он поступил «волонтиром» в действующую армию в корпус А.А. Прозоровского. Находясь в авангарде 1-й армии Голицына, Потемкин отличился в сражении 19 июня, а 2 июля в ближнем бою у Хотина под ним была убита лошадь. В воздаяние заслуг, «за оказанную храбрость и опытность в военных делах» Григорий Потемкин был пожалован чином генерал-майора.

Беспечность Голицына, недостаточно  охранявшего тыл, вскоре была наказана. 22 июля перед циркумвалационной линией российского войска неожиданно появились подразделения 40-ка тысячного корпуса Давлет-Гирея, который, опережая Молдаванджи-пашу, спешил на поддержку крепости. Несмотря на внезапное нападение, российским подразделениям удалось  разгромить нападающих около села Башковцы. Рассеянный татарский корпус отступил навстречу Молдаванджи. Отказавшись от  преследования татар, Голицын снова сосредоточился на осаде Хотина.

Однако, по данным разведки к Хотину спешил 100-тысячный турецкий корпус Молдаванджи-паши, усиленный недоразгромленым корпусом Давлет-Гирея. Это создавало серьезную угрозу российскому войску. Сначала, на случай вынужденного отступления, князь приказал навести две переправы на левый берег Днестра, но потом, учитывая численное преимущество турецких войск, решил не рисковать открытым боем, а отойти на польскую сторону, оставив в лагерях лишь боевое охранение. Вскоре, и эти незначительные силы покинули правый берег. Убедившись, что осада и штурм крепости становятся невозможными, Голицын полностью передислоцировал свои войска за Днестр и устроил полевой лагерь близ села  Княгинин. Здесь российские части, простояли до 14 августа, занимаясь перегруппировкой, ремонтом инвентаря, совершенствуя полевую военную подготовку и  минно-подрывное искусство.

Вот как виделись издалека министру иностранных дел Османской империи Ресми-эфенди события под Хотином: «Москвитянин отбит от Хотина с уроном: ушел, гяур!…. вторично не посмеет он атаковать этой крепости!…. а как тем временем он вовсе не приходил в Бендеры, то уже и не придет в нынешнем году… подобно тому как он разорил и ограбил окрестности Хотина, разорим и ограбим край в тылу у него, за Днестром, до Буга и Новой Сербии, — так и будем квиты: а там мы поговорим о мире!” И, на основании этих рассуждений, наш полководец отрядил туда одного из пашей, по имени Гюль-паша-заде, а Молдаванджи-Али-Пашу послал он защищать Молдавию, с тою целью, чтобы тот, отойдя в сторону, не стоял на дороге к визирству. Гюль-паша-заде, в этом бесхлебье, охотно согласился переправиться с главными силами через Днестр; но Молдаванджи-Али находил предлагаемое себе движение затруднительным, отговаривался, требовал пятисот мешков денег. В то же самое время пришло жалобное донесение из Хотина, что неприятель вторично напал на эту крепость. Поход на Новую Сербию был оставлен. Простояв восемнадцать дней в Бендерах, мы начали сбираться в обратный путь к Хан-тепеси. Но наш полководец, и болен, и ему страх хочется чем-нибудь отличиться в Бендерах: Его Присутствие никак не поднимается! С трудом мы его подняли, и в самые каникулы, двадцать седьмого числа ребия-первого, возвратились в Хан-тепеси. Через десять дней получено известие, что, по милости Истины, гяур вторично отражен с уроном от Хотина, перевалился обратно на правый берег Днестра и ушел в ад. Вселенная наполнилась радостью. Да что пользы! Ведь Москвитянин действует всегда в противность натуре! После неудачного бою он не рассеется, не будет стоять на месте; не пойдет обратно восвояси под предлогом приближения зимы, но преспокойно займется, в ляхской земле исправлением своих уронов, и, пока не устроит всех средств к новому движению, станет через Днестр смотреть на рассеяние наших войск, не испытавших ни какой неудачи в сражении!»

Оттеснив силы россиян, турки смогли обеспечить гарнизон крепости достаточным количеством боезапаса и провианта, что позволяло ведение длительной активной обороны. Кроме того, деблокированный гарнизон вышел за пределы твердыни, и включился в строительство полевых позиций.

Освобождение Хотина дало туркам повод говорить о новой победе над российской армией, а Молдаванджи Али-паша приступил к подготовке плана полного  ее разгрома. Теперь, при наличии крупных сил, сосредоточенных в Хотине и вокруг него,  „хотинскую проблему” Порта считала окончательно решенной в свою пользу.

Принимая пассивность российского главнокомандующего за общую слабость армии, Молдаванджи-паша решил перехватить инициативу и  навязать россиянам бой на польском берегу. Его ободряло и то, что он получил обещание помощи от барских конфедератов. Паша решил переправить на левый берег 80-ти тысячное войско  где, соединившись с конфедератами, не только разгромить российскую армию, но и помочь тем занять Каменец-Подольский.

14 августа, российская разведка доложила, что турки активизировались и начали наводить переправу через Днестр. Голицын тут же отдал приказ о передислокации войска в новый лагерь вблизи с. Гавриловцы, поближе к турецкой переправе. Уже 15 августа здесь возникло новое полевое укрепление, были сооружены шанцы и особенно сильно укреплены фланги, чтобы исключить охват лагеря турецкими войсками.

Часть российских войск заняла и усилила городок Жванец для контроля существующей здесь днестровской переправы. С 16 августа между противодействующими сторонами начались серии мелких полевых боев и столкновений.

Опираясь на Хотин и нововозведенную переправу, усиленную  земляными укреплениями, турки создали плацдарм и начали наращивать численность войск на левом берегу Днестра. Кроме того, на правом берегу Днестра, вс. Атаки напротив Жванца, ими также были устроенные артиллерийские позиции, откуда они начали бомбардировку российского лагеря.

Концентрируя  силы на левом берегу, турки численно все больше угрожали пехотным позициям российских войск. Поэтому перед Голицыным остро встал вопрос о ликвидации переправы и турецкого плацдарма. В ночь с 21 на 22 августа инженерная служба россиян, запустив по Днестру наплавную  мину, сумела разрушить переправу и внести серьезное замешательство в ряды противника. Взрывом разметало понтоны, уничтожило караульную команду, которая охраняла мост, приостановило пополнение левобережного лагеря. Началась паника, однако российские войска не сумели воспользоваться сложившейся  ситуацией. Дисциплина в турецком лагере была восстановлена, а  26 августа туркам удалось возобновить переправу и продолжить накопление сил на левом берегу.

Посчитав концентрацию сил достаточной, 29 августа турки начали штурм российского лагеря. С учетом  численного преимущества противника, российская сторона на первом этапе избрала жесткую оборонительную тактику. Бесконечные массированные атаки турок успеха не приносили. Теряя все большее количество личного состава под ружейно-артиллерийским огнем российских войск, они стали постепенно выдыхаться, а их нажим слабеть. Начала проявляться одна из главных проблем турецкой армии – слабая координация действий отдельных подразделений,общая недисциплинированность и несогласованность действий турецкого войска.

Инициатива перешла в руки Голицына.  Измотав турок, российские войска сами перешли в наступление, потеснили противника, а 6 сентября сумели захватить его переправу. Теперь уже российская сторона, сосредотачивая силы для решительного штурма крепости, имела возможность навязывать свою тактику боя. 7- 8 сентября была проведена артиллерийская подготовка штурма, в ходе которой  российские полевые батареи сумели довольно эффективно  подавить полевые артиллерийские батареи и живую силу в турецком лагере.

Моральное состояние войск Молдаванджи Али-паши ухудшалось не по дням, а по часам. На сугубо военные накладывались морально-психологические проблемы. Прекратить хаос в своем лагере паша уже не имел возможности. 9 сентября полевые войска начали в панике бросать укрепления, форсированным маршем отступая в направлении Бендер. Не стал подвергать испытанию судьбу и гарнизон крепости, который не очень верил в стратегический талант Магомет Эмин-паши. Покинув крепость и все, что в ней находилось, гарнизон спешно стал отступать вслед за Молдаванджи.

Позднее ответственность за потерю важного стратегического пункта турки возложили именно на бывшего визиря Нишанджи Магомет-Эмин-пашу и молдавского воеводу Григора  Гику,  которые,  по приказу Высокой Порты, были казнены в Стамбуле.

С минимальными потерями для себя российские войска сумели занять важный стратегический пункт, который контролировал среднее течение Днестра, и коммуникационные развязки между Подольем и Буковиной. Кроме того, победителям достались и немалые трофеи. Противник оставил в крепости 162 медных и 5 чугунных пушек, 13 медных мортир больших калибров, значительное количество пороха, снаряды, армейскую амуницию, запасы продовольствия. Следует отметить и подъем морального состояния российской армии, который позитивно повлиял на ход  дальнейших военных событий.

Анализ же состояния самой крепости показал необходимость немедленного вмешательства инженерной службы с целью  ее модернизации и усиления.  Прежде всего, на гласисе прикрытой дороги были возведены новые или дополнительные палисадные ряды. В некоторых местах гласис получил другое направление, которое давало возможность более действенно фланкировать крепостные стены и крепостной полигон. У Ясских ворот был устроен плацдарм из двойного ряда палисадов. Кроме того, для фланкирования плацдарма у ворот была досыпана часть вала с правой стороны IV бастиона. Перед Бендерскими воротами возвели редан, который прикрывал въезд в крепость и защищал ворота, а на куртине между I и II бастионами ворот 4 траверза. Береговая полоса между рекой и горжей была так же прикрытая двойным палисадом, а нижний бруствер усилен  штурмфалом. В горжевом фасе также были сооружены два редана.

На этом, собственно, усиление Хотинской крепости российской военно-инженерной командой закончилось. Более существенные работы проводить было признано нецелесообразным, учитывая незавершенность военной кампании и неопределенность дальнейшей судьбы крепости.

Взятие Хотина подытожило активную фазу боевых действий 1769 года. Через несколько дней князь Голицын, которого обвиняли в отсутствии инициативы и решительности, сдал на время командование 1-й армией князю Василию Долгорукову. Вскоре в командование 1-й армией вступил выдающийся военачальник генерал-фельдмаршал Петр Александрович Румянцев-Задунайский, передавший 2-ю армию П.И. Панину. Несмотря на некоторое недовольство двора действиями А.М. Голицына,  он был обласкан  и за  взятие Хотина возведен в чин генерал-фельдмаршала.

Война вступила в более активную фазу. По стратегическому плану 1770 г. войска 1-й армии должны были закрепить успех кампании предыдущего года взятием крепости Бендеры, а в перспективе выйти к Бухаресту. Подразделения 2-й армии, П.И. Панина  должны были проводить боевые действия вдоль Южного Буга.

С целью развития наступательного успеха армий на Подолье, в городках Брацлав-на-Буге и Могилев-на-Днестре (Подольский), были созданные российские полевые лагеря, где началась накопления сил и средств для ведения дальнейших боевых действий.

Румянцев

Румянцев-Задунайский

Тем временем начались политические демарши молдавской знати, которая стремилась к обретению нового сюзерена и к его благосклонности. Не сомневаясь в успехе российского войска на Дунайском театре военных действий, боярский совет обратился к фельдмаршалу Румянцеву с просьбой походатайствовать  перед Екатериной ІІ о покровительстве Молдавии и о передаче ей бессарабских территорий вместе с Хотином. В конце 1769 г. избранная делегация молдавских бояр, прибывшая в столицу Российской империи,  торжественно вручила царице соответствующую челобитную, акцентируя на том, что на Хотинщине находятся имения „наших родителей и других более далеких предков”. Боярство умоляло императрицу смилостивиться и не оставить его „ без прибылей от родительных отчин”.  Уже в самом начале 1770 г. в крае начала действовать гражданская молдавская администрация. Тем не менее, небольшой российский гарнизон дислоцировался в Хотине вплоть до подписания Россией и Турцией в 1774 г. мира, известного как Кючук-Кайнарджийський.

Мирный договор состоял из 28 открытых и 2 закрытых статей, согласно которым Порта признавала независимость Крымского ханства и союзничество между Россией и Крымом. Согласно третьей статьи соглашения „все татарские народы ” имели право быть свободными и независимыми от иной власти кроме власти собственного хана из рода Чингизидов. За турецким султаном признавалась лишь духовная власть над крымскими мусульманами. Россия закрепила за собой право заступничества христиан Молдавии и Валахии.

Кроме того, Россия получала также немалые территориальные приобретения в днепровско-бугском междуречье и на азово-черноморском побережье с крепостями Азов, Керчь, Еникале, Кинбурн. К России присоединялась Кабарда. Важным было и то, что Азовское и Черное моря с протоками становились открытыми для российского торгового мореходства. Ко всему, согласно тайному протоколу, Османская империя, как страна-агрессор была обязана выплатить России 7,5 млн. пиастров (4,5 млн. рублей в ценах 18 в.) контрибуции.

Тем не менее,  по  мирному  договору Хотинская крепость и Хотинщина возвращались Турции. Цитадель снова ставала местом дислокации турецкой военной и гражданской администрации, но в этот раз ненадолго. Ее новое взятие российским и австрийскими войсками состоялось в 1788 г.

ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ:

  1. Добржанський О.,Макар Ю., Масан О. Хотинщина. МБ. 2002.
  1. Батарюк П.В. Фортеця Хотин у творах іноземних мандрівників.// Роль націй і народів у формуванні історико-культурної спадщини (матеріали Хотинської міжнародної наукової конференції. Жовтень   2003 р.). Чернівці, 2003.С.11-13.
  1. Туранли Ф.Історія Хотина за даними турецьких джерел.//  İbid. С.74-82.
  2. Ласковский Ф. Материалы для истории инженерного искусства в России,ч.IV, рукопись, 1869 г.
  3. Смирнов Н.А. Россия и Турция в ХVI-ХУIII вв. т.I,2.М. 1946.
  4. Петров А.Н. Война России с Турцией и польскими конфедератами, 1769-1874. т.2-5, СПб, 1866-1874.
  5. История русской армии и флота, т.1-12, СПб, 1911-1913 г.
  6. Петросян И.Е. Янычарские гарнизоны в провинциях Османской империи // Османская империя. М. 1986.
  7. Шефов Н.А.Самые знаменитые войны и битвы России М. «Вече», 2000
  8. Российский Государственный военно-исторический архив. (РГВИА), Ф. Военно-ученый архив (ВУА):

Д.22753-22761 (планы г.Хотина и его крепости);

Д. 1822. Донесение о боевых действиях от частных начальников князя Голицына под Хотином, 1769.

Д. 1827. Рапорт кн.Голицына о военных действиях под Хотином,1769.

Д. 2041. Оперативная карта армии князя Голицына около Хотинской крепости 1769 г.

Д. 2095. План Хотинской крепости с показанием выгоревшего форштадта.

« Comments

Комментариев пока нет.

« Ваш отзыв